Концерт для компьютера и MIDI-симфонического оркестра

Денис Дубровский

Член Союза композиторов России Виталий Галутва хорошо знаком московским любителям современной академической музыки по многочисленным концертам и театральным постановкам. Его музыку использует агентство "Рейтер" для озвучивания своих видеосюжетов. С ним сотрудничают такие мастера слова как поэт-концептуалист Дмитрий Пригов или лидер скандально известного Ордена Куртуазных Маньеристов Вадим Степанцов. Однако мало кто знает, что Виталий сочиняет и записывает всю свою музыку дома на обычном персональном компьютере. И это не какая-нибудь "крутая" профессиональная рабочая станция, а банальный Pentium с недорогой звуковой картой Tropez фирмы Turtle Beach. Послушав его работы, я был немало удивлен отличным качеством звучания фонограмм. Поэтому я отправился к нему в гости, чтобы выяснить каким образом на столь простом оборудовании возможно добиться такого приличного звучания музыки.

Д.Д.: Виталий, а фонограммы для агентства "Рейтер", тоже записывались дома?

В.Г.: Да, я использовал семплы с компакт-дисков Sound Collection, которые загружались в память Tropez'а, партитура делалась в секвенсере Cubase и все сводилось на цифровой DAT-магнитофон, который был взят напрокат у друзей.

Д.Д.: И никакой студийной обработки впоследствии не производилось?

В.Г.: Совершенно никакой. DAT-кассета улетела в Лондон прямо в том виде, в котором я ее записал.

Д.Д.: Мистика какая-то! Я недавно видел в субботней программе "Панорама" сюжет про итальянскую террористку, которая убила Аль де Моро. Слышу - музыка какая-то знакомая. Потом вспомнил: "Ба! Да это же Галутва!". Но качество звучания этой музыки было совершенно неотличимо от студийного.

В.Г.: Ну, это только в телевизоре... В хороших акустических системах слышно, что использовалась дешевая техника...

Д.Д.: Да, но услышать это могут только профессионалы. Обычный любитель музыки вряд ли сможет отличить студийную запись от этой. Кстати, а семплы с компакт-дисков редактировались как-нибудь?

В.Г.: Естественно. В комплект поставки Tropez'а входит совершенно замечательная программа Wave Patch, при помощи которой я добиваюсь необходимого звучания. А если требуется более глубокая обработка, то пользуюсь программой Sound Forge. Надо сказать, что качество семплов на CD довольно неровное - есть просто великолепные, а иногда такое встречается... Мне очень нравится четвертый компакт диск (Sound Collection vol.4).

Д.Д.: А памяти на Tropez'е хватает? Все-таки 12 Мб, на мой взгляд, маловато.

В.Г.: Никогда ее не хватает для хороших семплов рояля и струнных, если использовать их в достаточно плотных аранжировках. Дело все в том, что рояль вообще очень сложный для семплирования инструмент - недаром фирмы, производящие синтезаторы, в рекламных объявлениях хвастаются именно его звучанием. Чтобы получить хороший имитатор рояля приходится записывать множество wav-файлов, передающих те или иные нюансы звука, а потом составлять из них конечный семпл. В идеале, каждая нота должна быть записана в отдельный файл - ведь в реальных инструментах каждой ноте соответствуют уникальные обертона, рождающиеся от резонанса деки инструмента и соседних струн. Обычно же, ноты записываются через терцию, но даже в этом варианте памяти требуется довольно много. Все сказанное относится и к другим струнным инструментам: скрипкам, гитарам и т.д.

Д.Д.: И как же вы выкручиваетесь?

В.Г.: Использую семплы не такого высокого качества, которые занимают в памяти гораздо меньше места. Приходится идти на компромиссы - все-таки Tropez не профессиональный семплер за 3000 долларов и ожидать от него совсем уж выдающегося звука не приходится.

Д.Д.: Виталий, на всех ваших концертах музыку исполняют "живые" люди. А вот пишете вы все свои композиции именно на компьютере. "Живое" исполнение - это дань традициям или есть другие причины побуждающие вас поступать именно таким образом?

В.Г.: Компьютер я использую для записи и сочинения лишь потому, что приглашать настоящий оркестр в профессиональную студию очень дорого. Но если есть возможность, я всегда отдаю предпочтение "живым" музыкантам. Так что причины использования компьютера сугубо экономические. Я думаю, что большинство композиторов и исполнителей, которые занимаются более-менее традиционной музыкой думают точно также.

Д.Д.: То есть вы не очень верите в то, что можно добиться от любой синтезаторной техники настоящего выразительного исполнения?

В.Г.: К сожалению, это так. Компьютер всегда схематичен. Даже самый опытный аранжировщик не сможет при помощи имеющихся средств управления синтезатором и секвенсера передать даже довольно простые нюансы исполнения, которые изучаются в пятом классе любой музыкальной школы.

Д.Д.: Но ваши записи говорят об обратном - на них и солирующие, и аккомпанирующие инструменты звучат весьма выразительно...

В.Г.: (смеется): Есть у меня набор хитростей, которые помогают создавать иллюзию "живого" исполнения. Например, если требуется скрипичное стаккато, я не пытаюсь его изобразить при помощи клавиатуры. Я просто приглашаю опытного скрипача и семплирую его игру. Потом загружаю в память Tropez'а целый музыкальный фрагмент, присваиваю его любой MIDI-ноте, и записываю эту ноту в секвенсер. В нужный момент композиции у меня звучит настоящее скрипичное стаккато. Это, собственно, и есть "живое" исполнение, просто оно соседствует с синтезаторным и маскирует последнее.

Д.Д.: Мне очень понравилось, как вы имитируете гитару при помощи звука из семплерной библиотеки. Только если очень внимательно слушать музыку, можно разобрать, что это не "живой" инструмент. Как вы добиваетесь подобного звучания?

В.Г.: Я просто четко представляю себе возможности каждого инструмента и пытаюсь сымитировать игру реального исполнителя. Например, на гитаре есть определенные позиции пальцев исполнителя на грифе (аппликатура) - их нужно обязательно учитывать при имитации игры, так как именно особенности аппликатуры определяют специфическое звучание этого инструмента. Кроме этого, приходится принимать во внимание несовершенство звучания синтезатора и ограничения которые он накладывает на аранжировщика. Сколько я ни пытался найти в семлерных библиотеках или в профессиональных звуковых модулях хороший имитатор фагота, который в верхней части звукового спектра был бы похож на настоящий инструмент, у меня ничего не вышло. В нижних регистрах все семплированные фаготы звучат довольно похоже на настоящие, начинаешь играть повыше - в них появляется какой-то пластмассовый оттенок. Поэтому я в своих аранжировках заменяю фагот на любой другой прилично звучащий инструмент, скрывая таким образом проблемы синтезатора.

Д.Д.: А нужна ли такая кропотливая работа, если все равно эти произведения будут исполнять "живые" музыканты? Ведь достаточно послушать "скелет" композиции, чтобы понять как она будет звучать в конечном варианте. А все нюансы оставить людям...

В.Г.: Конечно, такой подход вполне разумен и многие мои коллеги сочиняют именно таким образом. Но есть ряд задач, которые требуют довольно близкой имитации звучания "живых" инструментов при помощи синтезатора или семплера. Одна из них - это создание библиотек классических произведений на CD, которые могут быть использованы в обучении музыке. Кстати, студия "Союз" выпустила два компакт-диска, посвященные жизни и творчеству Шопена и Россини. На них звучат MIDI-версии фортепианных концертов этих композиторов. Я принимал участие в работе над вторым диском. Именно тогда мне пришла в голову идея попробовать сделать переложения опер для "живого" голоса и компьютерного сопровождения. Ведь записывать на обучающие компакт-диски настоящие оркестры не совсем рентабельно - это очень сильно повысит себестоимость. А задача производителя такой продукции - сделать CD максимально дешевыми, чтобы их могли купить все, кому это необходимо. Вот здесь и может прийти на выручку синтезаторная техника. На компьютерный "симфонический оркестр" будет накладываться голос солиста - это обойдется во много раз дешевле.

Д.Д.: А вы уже сделали переложения каких-нибудь опер или только собираетесь к этому приступать?

В.Г.: У меня уже готово несколько фрагментов из Шостаковича и Мусоргского. На них поет солистка Большого театра Людмила Коржавина в сопровождении моего компьютера. В планах - подготовка материала для целого компакт-диска.

Д.Д.: Виталий, а вы голос солиста записываете на жесткий диск тоже при помощи Tropez'а?

В.Г.: Нет, у Tropez, на мой вкус, не очень качественные АЦП. Раньше, правда приходилось с этим мириться, но сейчас я работаю с совершенно замечательной картой MultiWave Pro фирмы AdB с цифровыми входами/выходами. Она позволяет использовать внешние качественные преобразователи, например, от DAT-магнитофона. Так что "живой" звук я теперь цифрую при помощи внешнего АЦП и передаю на компьютер при помощи MultiWave. Это резко увеличило качество звучания записываемой музыки.

Д.Д.: А компрессор при записи используется?

В.Г.: Да, это недорогая модель DOD R866, которая стоит около 300 долларов. Несмотря на то, что я работаю с профессиональными исполнителями, которые умеют пользоваться микрофоном, компрессор здорово помогает. Он особенно сильно облегчает жизнь при записи композиций с большой динамикой вокала, в которых даже профессионалы не способны точно рассчитать расстояние от микрофона до рта.

Д.Д.: Виталий, ну и последний вопрос. Как вы считаете, есть у компьютерно-синтезаторной техники шансы на победу человека в музыке?

В.Г.: Нет, конечно. Компьютер - это всего лишь хорошее и недорогое подспорье для музыканта или композитора. Но машина никогда не научится играть сообразно чувствам - ведь в основе ее работы лежит программа. С моделированием же чувств вряд ли что-то получится - процесс это иррациональный. А именно чувства являются главной движущей силой любого хорошего музыканта. Так что профессионалы-инструменталисты будут всегда пользоваться хорошим спросом. А компьютеры и синтезаторы будут применяться либо в весьма специфических направлениях музыки, либо там, где требуется получить мало-мальски приемлемый результат за очень небольшие деньги.